Тихое, тёплое место

... вы входите в небольшую комнату. Прямо перед вами - стол, на столе горит свеча, освещая неровным светом разбросанные в беспорядке на столе бумаги. На этом бумажном хаосе лежит книга, раскрытая на последней странице. В комнате тепло и уютно. Удобный стул, стоящий перед столом так и манит присесть. И почему-то вы решили поддаться, сели и начали читать...
Андрей Сербовец

***



By  Andrey Serbovets     21:30    Labels:, 
Он лежал, широко раскрытыми глазами глядя в небо.
Вокруг колосилась золотая пшеница. Ветер пригибал тяжёлые колосья к земле, и пшеница, волнуясь золотым морем, тихо шумела. В безоблачном небе парил одинокий сокол. Он взирал с небес на поля и луга, леса и реки. И спокойствие было разлито в воздухе, никто не ехал по прилежащему к полю тракту, в поле не было видно жнецов, никакой зверь не показывался из гущи лесной. Всё замерло.
Вдали в небо вздымался столб чёрного дыма. И этот чёрный росчерк на фоне чистого неба был единственным, что могло встревожить. Это кто-то пережигает уголь. Это хозяйка озаботилась обильными явствами по случаю возвращения мужа-купца из далёких странствий. Это кузнец занялся подковами, вместе с сыном готовясь подковать чью-то лошадь.
На самом деле, в деревне кипит жизнь, и лишь здесь, в поле, на просторе - тихо, спокойно, свободно...
Он всё лежал и смотрел в небо.
Скоро придёт жена, принесёт хлеба и молока, назовёт его "мужем-солнышком". И он будет счастлив до конца дня, срезая дозревшую пшеницу и укладывая её в аккуратные снопы...
Несколькими часами ранее, низкий, плотно сбитый человек стоял на близлежащем холме и смотрел вдаль. Взгляд его шарил по долине, казалось он искал что-то. Потом поправил меховую шапку, одёрнул броню из кожаных и железных пластинок, связанную толстыми кожаными шнурами, потеребил жиденькие усики и ухмыльнулся. В его чёрных раскосых глазках загорелся огонёк, радость небольшой, но всё же наживы. Вот она, деревня. Десяток домов, не больше. Будет небольшое развлечение. Ведь до цели - далеко. Воины измучились. А тут, глядишь, будут девушки и ясыр, и местное степное пиво, и скот какой.
Сзади уже подходила его сотня. Где-то ещё дальше в степи - шла несметная сила - войско Батыя. Но они здесь пройдут лишь через два дня. Так что ещё можно будет погулять на славу... Он вскочил на коня и понёсся вниз, и сотня его, дав коням под рёбра, понеслась за ним.
Избы, сожжённые почти до основания чёрными пятнами стояли в окружающей зелени. Добротно сбитая бревенчатая церковь всё горела, в небо, словно покидающий тело дух, уходил столб чёрного дыма...
А в поле, среди колосящейся пшеницы лежал мужчина. На огненно-рыжей бороде - кровь. Льняная рубаха, некогда белая - черна от крови. Из плеча - торчит стрела. Грудь пересекает глубокая рана от кривой монгольской сабли. Рука его всё ещё сжимает серп... Он лежит и невидящие глаза его смотрят в небо.
Где-то вдали, севернее, идёт сотня, разорившая деревню...

About Andrey Serbovets

Переводчик и фотограф-любитель из цертральной Украины.

Комментариев нет:

Отправить комментарий